Турчин Валентин - Инерция страха. Социализм и тоталитаризм

Эти выводы ни на чем не основаны. Напротив, все говорит о тенденции к увековечиванию тоталитарных порядков. Уровень насилия падает по мере того, как общество привыкает к этим порядкам, смиряется с ними. Можно говорить также о смягчении сталинского режима к году по сравнению с м. Но все это является лишь следствием и свидетельством стабилизации тоталитаризма, Основные принципы, на которых зиждется новый строй, не меняются ни на йоту: И те же тюрьмы для непокорных, разве что нет расстрелов. Впрочем, Юрий Галансков фактически убит в тюрьме.

Валентин Турчин – Инерция страха. Социализм и тоталитаризм

Биография[ править править вики-текст ] В этой статье или разделе имеется список источников или внешних ссылок , но источники отдельных утверждений остаются неясными из-за отсутствия сносок. Утверждения, не подкреплённые источниками , могут быть поставлены под сомнение и удалены. Вы можете улучшить статью, внеся более точные указания на источники.

Окончил физический факультет МГУ и с по работал под Москвой в Обнинске в Физико-энергетическом институте, где изучал рассеяние медленных нейтронов в жидкостях и твёрдых телах и защитил докторскую диссертацию.

В «Инерции страха» вы очень жестко (и, на мой взгляд, очень точно) характеризовали коммунистическую науку с ее коммунальной.

Содержание Отрывок из книги Будьте спокойны Есть несколько характерных отличий нашей эпохи от сталинской, которые свидетельствуют о переходе тоталитарного общества в стационарную фазу. Первое и самое важное из них таково. Во времена Сталина ни один человек не был уверен в своем завтрашнем дне: Это сравнение, разумеется, целиком в пользу нынешнего режима. Нельзя признать совершенным строй, который уничтожает своих сторонников. Сталинская мясорубка была нужна, чтобы внушить человеку Великий Ужас перед государством, чтобы перевоспитать его в новом, тоталитарном духе.

И это делалось с размахом, с запасом. Шло экспериментирование, разрабатывались новые методы. При этом, естественно, нередко переступалась граница необходимого: Перегиб здесь, перегиб там

Турчин Валентин Инерция страха. Социализм и тоталитаризм 6 февраля - .

Я не был знаком с ним лично, но мне рассказали, что, когда его спросили, что он думает об"Инерции страха" Турчина, он сказал:"Кошмар. Он там за.

.

Марксистский нигилизм

Я рос в семье сугубо беспартийной. Отец мой, Федор Васильевич Турчин , происходил из полукрестьянской, полумещанской семьи. Он очень любил математику, но решил, что служить народу следует либо на медицинском поприще, либо на земледельческом. Выбрал для себя, однако, последнее, дабы, как он вспоминал уже будучи профессором агрохимии, подтрунивая над самим собой, не учить проклятую латынь. Именно он, отец, дал мне понять, что происходит вокруг. Так что никаких иллюзий насчет того, где и как мы жили, у меня не было с детства.

Турчин Валентин Фёдорович- Каковы мои истоки Я рос в семье сугубо Кибернетический подход к эволюции», «Инерция страха. Социализм и.

Социализм и тоталитаризм Инерция страха: Социализм и тоталитаризм Турчин Валентин Сущность того, что происходит сейчас в Советском Союзе, может быть выражена следующим образом: Времена Ленина и Сталина были героической эпохой нового общества, когда оно еще только создавалось, и перед его создателями стояла трудная задача: Эта задача потребовала для своего решения моря крови, миллионов человеческих жертв. Ко времени Хрущева она была уже, в общем, успешно решена.

Оставалось только ухаживать за новым обществом, аккуратно выпалывая сорную траву и не замахиваясь на гран диозные перестройки.

Инерция страха. Социализм и тоталитаризм Валентин Турчин.

Турчин анализирует сущность политических строев, существовавших в СССР и странах Запада в е гг. Основное внимание уделяется системным аспектам: Автор удивительно тонко и точно описывает разницу между оригинальными идеями социализма и их конкретной реализацией, а также объясняет, на каких принципах, по его мнению, может быть построен социализм, ориентированный на свою оригинальную идею - творческую интеграцию разных людей.

В заключительной части книга производится анализ текущей идеологии стран Запада и его недостатков на основе произведений Маркузе и Тоффлера.

Турчин, Валентин Федорович (). Инерция страха: социализм и тоталитаризм / Валентин Турчин. - Изд. 2-ое. - Нью Йорк: Хроника,

В данной работе В. Турчин анализирует сущность политических строев, существовавших в СССР и странах Запада в е гг. Основное внимание уделяется системным аспектам: Автор удивительно тонко и точно описывает разницу между оригинальными идеями социализма и их конкретной реализацией, а также объясняет, на каких принципах, по его мнению, может быть построен социализм, ориентированный на свою оригинальную идею - творческую интеграцию разных людей. В заключительной части книга производится анализ текущей идеологии стран Запада и его недостатков на основе произведений Маркузе и Тоффлера.

Инерция страха: Социализм и тоталитаризм

Социализм и тоталитаризм Валентин Турчин. В данной работе В. Турчин анализирует сущность политических строев, существовавших в СССР и странах Запада в е гг.

Валентин Турчин ввел в программирование – точнее в то, что на Западе .. Я подозреваю, что к этому времени и статья «Инерция страха» уже была.

Вероятно, никогда в истории человечества не было такого постоянного, повсеместного и всем обществом принятого несоответствия между словами и действительностью, как в нашей стране в течение последних ти лет. Когда человек начинает о белом говорить, что оно — белое, а о черном — черное, его за это наказывают, и он попадает в отщепенцы, диссиденты. Я хочу перечислить важнейшие из этих идей: Однако в некотором отношении нынешний вариант существенно отличается от первоначального, что объясняется наличием между ними семилетнего интервала.

Даниэля прозвучали имена А. Можно было надеяться, что в стране имеется какое-то социально значимое меньшинство, готовое активно добиваться осуществления демократических перемен.

Инерция страха социализм и тоталитаризм

Война магов Александр Прозоров Тяжка ноша — знать будущее. Эмили Джилли Купер Став женой неотразимого и непредсказуемого Рори Бэлнила, Эмили жаждет одного — любить и быть любимой. Социализм и тоталитаризм Валентин Турчин В данной работе В. Филиппов и др.

От автора: Осенью года я написал брошюру «Инерция страха», которая тогда получила довольно значительное.

С одной стороны, я — убежденный эволюционист и реформист, еще точнее хотя это слово у нас мало принято — градуалист, сторонник постепенных преобразований, проводимых параллельно с эволюцией общественного сознания. В этих воззрениях я не одинок: Хотя и говорят, что история учит только тому, что она никого ничему не учит, это, к счастью, не совсем так. Результат большевистской революции научил нас не верить пламенным призывам одним махом уничтожить правящий класс, сломать государственную машину и построить на ее обломках новое общество, справедливое и процветающее.

Поэтому меньше всего хотел бы я становиться по отношению к существующему строю и правящему классу в ту позу безоговорочного отрицания, в которой находились в свое время большевики. Нам необходим критический, но конструктивный анализ ситуации. Задачу критиков я вижу не в том, чтобы противопоставить себя правящему слою как враждебную ему силу, а в том, чтобы нащупать путь, который позволил бы выйти из тупика и приступить к давно назревшим преобразованиям.

Путь этот не может не быть в той или иной степени компромиссным, он не должен угрожать интересам правящего класса до такой степени, чтобы сделать его непримиримым врагом преобразований.

Самый Свежачок! Книжные поступления за сегодня

В данной работе В. Турчин анализирует сущность политических строев, существовавших в СССР и странах Запада в е гг. Основное внимание уделяется системным аспектам:

ВАЛЕНТИН ТУРЧИН. ИНЕРЦИЯ страха. СОЦИАЛИЗМ И ТОТАЛИТАРИЗМ. Издание второе. Нью-Йорк:"Хроника", , с.

Семь лет спустя Каждый раз, когда я берусь писать об общественных проблемах в нашей стране, я сталкиваюсь со следующим противоречием. С одной стороны, я — убежденный эволюционист и реформист, еще точнее хотя это слово у нас мало принято — градуалист, сторонник постепенных преобразований, проводимых параллельно с эволюцией общественного сознания. В этих воззрениях я не одинок: Хотя и говорят, что история учит только тому, что она никого ничему не учит, это, к счастью, не совсем так.

Результат большевистской революции научил нас не верить пламенным призывам одним махом уничтожить правящий класс, сломать государственную машину и построить на ее обломках новое общество, справедливое и процветающее. Поэтому меньше всего хотел бы я становиться по отношению к существующему строю и правящему классу в ту позу безоговорочного отрицания, в которой находились в свое время большевики. Нам необходим критический, но конструктивный анализ ситуации.

Задачу критиков я вижу не в том, чтобы противопоставить себя правящему слою как враждебную ему силу, а в том, чтобы нащупать путь, который позволил бы выйти из тупика и приступить к давно назревшим преобразованиям. Путь этот не может не быть в той или иной степени компромиссным, он не должен угрожать интересам правящего класса до такой степени, чтобы сделать его непримиримым врагом преобразований. Ясно, что критика, преследующая такие цели, должна быть до известной степени сдержанной.

Кто стремится к компромиссу, не должен разрушать для него почву.

что сильнее Я или страх. Где моя Энергия, делюсь понимание в данный момент.

Posted on