Первушина Е. А. Джон Донн и Иосиф Бродский: творческие переклички

Но осознавать весь этот мир мы можем только когда не спим. Большая элегия Джону Донну Джон Донн уснул, уснуло все вокруг. Уснули стены, пол, постель, картины, уснули стол, ковры, засовы, крюк, весь гардероб, буфет, свеча, гардины. Бутыль, стакан, тазы, хлеб, хлебный нож, фарфор, хрусталь, посуда, ночник, белье, шкафы, стекло, часы, ступеньки лестниц, двери. В камзоле, башмаках, в чулках, в тенях, за зеркалом, в кровати, в спинке стула, опять в тазу, в распятьях, в простынях, в метле у входа, в туфлях. И снег в окне. Соседней крыши белый скат. Как скатерть ее конек. И весь квартал во сне, разрезанный оконной рамой насмерть.

Иосиф Бродский о своих стихотворениях (Начало)

, 3Иосиф Бродский Джон Донн уснул, уснуло все вокруг. Уснули стены, пол, постель, картины, уснули стол, ковры, засовы, крюк, весь гардероб, буфет, свеча, гардины. Бутыль, стакан, тазы, хлеб, хлебный нож, фарфор, хрусталь, посуда, ночник, бель?

Страх возраста, за которым всегда стоит страх смерти, -- вот что стоит за . Когда утром муж на тебя каждое утро смотрит влюблённым взглядом) и нежно шепчет"Муська встала, доброе Страшно, чего уж там.

Ты слышишь — там, в холодной тьме, Там кто-то плачет, кто-то шепчет в страхе. Там кто-то предоставлен всей зиме. Там кто-то есть во мраке.

День Поэзии: Иосиф Бродский

Когда Бог сотворил человека Ты слышишь, там в холодной тьме, Там кто-то плачет, кто-то шепчет в страхе. Там кто-то предоставлен всей Зиме, И плачет он.. Там кто-то есть во мраке!

Хорошо хоть догадались, свечку оставили, или что там у них вверху Где есть любовь - там есть и ненависть, где есть боль - там есть страх. изрядно подвыпивших матросов и горячо стал шептать на ухо их.

Уснули стены, пол, постель, картины, уснули стол, ковры, засовы, крюк, весь гардероб, буфет, свеча, гардины. Бутыль, стакан, тазы, хлеб, хлебный нож, фарфор, хрусталь, посуда, ночник, белье, шкафы, стекло, часы, ступеньки лестниц, двери. В камзоле, башмаках, в чулках, в тенях, за зеркалом, в кровати, в спинке стула, опять в тазу, в распятьях, в простынях, в метле у входа, в туфлях. И снег в окне. Соседней крыши белый скат. Как скатерть ее конек.

Страницы сайта поэта Иосифа Бродского (1940-1996)

Первый — вы ему доверяете, а он вас убивает; второй — вы ему не доверяете и он вас убивает: Ироничность фразы показывает, что сам поэт предпочитает некий неназванный идеальный вариант. Этот путь скоре всего следует искать в диалоге двух языков, двух поэтических систем, мировоззрений, эпох. Бродский считал своей миссией осуществить встречу и синтез двух языковых культур.

Интерес к творчеству поэтов метафизиков Марвелла и Джона Донна проявляется в самом начале его творческого пути. Бродский подходит к ним как поэт и поэт — переводчик.

Страх — это не халтурные, дешевые скримеры из фильмов и игр. Там мощный сигнал приводит в действие «внимательный» нейрон. Некоторые нейроны молчат, некоторые шепчут, а некоторые кричат.

Бродский на полевых работах в ссылке. Большая элегия Джону Донну Джон Донн уснул, уснуло все вокруг. Уснули стены, пол, постель, картины, уснули стол, ковры, засовы, крюк, весь гардероб, буфет, свеча, гардины. Бутыль, стакан, тазы, хлеб, хлебный нож, фарфор, хрусталь, посуда, ночник, белье, шкафы, стекло, часы, ступеньки лестниц, двери. В камзоле, башмаках, в чулках, в тенях, за зеркалом, в кровати, в спинке стула, опять в тазу, в распятьях, в простынях, в метле у входа, в туфлях.

И снег в окне. Соседней крыши белый скат. Как скатерть ее конек.

Стихотворения [9/41]

Уснули стены, пол, постель, картины, уснули стол, ковры, засовы, крюк, весь гардероб, буфет, свеча, гардины. Бутыль, стакан, тазы, хлеб, хлебный нож, фарфор, хрусталь, посуда, ночник, бель? В камзоле, башмаках, в чулках, в тенях, за зеркалом, в кровати, в спинке стула, опять в тазу, в распятьях, в простынях, в метле у входа, в туфлях. И снег в окне. Соседней крыши белый скат.

СТРАХ ЗА Б И РАЕТСЯ Ч Е ЛОВ ЕКУ НА ПЛ Е ЧИ/ БРОСАЕТСЯ ПОД шепчет (Гнатюк , 45); не ориентируется в пространстве (Там же: 31); он.

Бродский Иосиф - стихи В базе стихотворение авторов. Большая элегия Джону Донну Джон Донн уснул, уснуло все вокруг. Уснули стены, пол, постель, картины, уснули стол, ковры, засовы, крюк, весь гардероб, буфет, свеча, гардины. В камзоле, башмаках, в чулках, в тенях, за зеркалом, в кровати, в спинке стула, опять в тазу, в распятьях, в простынях, в метле у входа, в туфлях. И снег в окне. Соседней крыши белый скат. Как скатерть ее конек.

И весь квартал во сне, разрезанный оконной рамой насмерть. Булыжники, торцы, решетки, клумбы. Не вспыхнет свет, не скрипнет колесо Ограды, украшенья, цепи, тумбы.

Джон Донн уснул, уснуло все вокруг

Джон Донн уснул, уснуло все вокруг. Уснули стены, пол, постель, картины, уснули стол, ковры, засовы, крюк, весь гардероб, буфет, свеча, гардины. Бутыль, стакан, тазы, хлеб, хлебный нож, фарфор, хрусталь, посуда, ночник, белье, шкафы, стекло, часы, ступеньки лестниц, двери.

Чувство собственной важности и страх собственной и любить, и значит правильно – я неизбежно окажусь на помойке и там помру. .. сидеть в" болоте и не чирикать", он шепчет тебе оправдания в твою.

Нигде не слышен шепот, шорох, стук. Спят весы средь рыбной лавки. Дома, задворки В подвалах кошки спят, торчат их уши. Спит парусник в порту. Вода со снегом под кузовом его во сне сипит, сливаясь вдалеке с уснувшим небом. И море вместе с ним. И берег Весь остров спит, объятый сном одним. И каждый сад закрыт тройным запором. Спят клены, сосны, крабы, пихты, ель. Спят склоны гор, ручьи на склонах, тропы. Залез медведь в постель. На носит снег у входов нор сугробы.

Колыбель одиночества

Джон Донн уснул, уснуло все вокруг. Уснули стены, пол, постель, картины, уснули стол, ковры, засовы, крюк, весь гардероб, буфет, свеча, гардины. В камзоле, башмаках, в чулках, в тенях, за зеркалом, в кровати, в спинке стула, опять в тазу, в распятьях, в простынях, в метле у входа, в туфлях. И снег в окне.

Его мать целует его в голову, что-то шепчет ему — возможно, именно то, . которые могут принадлежать шальным пулям там и здесь.

Тогда Бродский только-только начинал свой путь в поэзию. И так получилось - по чистой и счастливой случайности - ему попалось на глаза имя Джона Донна - в том самом эпиграфе к известной книге Хемингуэя. В начале шестидесятых годов в России вообще мало кто знал и слышал о Джоне Донне, практически не было переводов ни его стихов, ни его проповедей, ни его прозы, а если и были, то в очень ограниченных тиражах. Не говоря уже о том, чтобы читать его в подлиннике. Это потом Бродский стал переводчиком Донна, одним из лучших, и фактически — его учеником.

Английский поэт имел на Бродского настолько сильное влияние, что это давало основание говорить о нем как о поэте нерусской ментальности, хотя и писал он на русском языке. Как поэт он реализовался в русском языке, но он поэт не русский ни по духу, ни по голосоведению. Что-то ветхозаветное, пустынное, тысячелетнее. Длинные гибкие смысловые цепочки вносят в его стихи что-то английское. Чужое, не мое и никак не могла понять, почему его поэзия так зачаровывает и очаровывает, так много говорят о ней, почему ему дали Нобелевскую премию?.

Откладывала до следующего раза.

Ритм Дорог - Суицид

Posted on